Размышление — Нужен ли России Кавказ?

:  Северный Кавказ – самый проблемный регион в современной России, тугой клубок политических и экономических противоречий. Нынешнее подцензурное телевидение, конечно, показывает «восстановление Чечни», «налаживание мирной жизни» и последних боевиков, неуклюже вылезающих из кустов, дабы получить кадыровскую амнистию. Разум, впрочем, отказывается верить в это благолепие – все-таки не очень-то похоже на «порядок», когда власть в республике передается по наследству, а бывшие террористы формируют вооруженные до зубов батальоны ГРУ. Зато все, кто имеет иные, помимо телевизора, источники информации, могут видеть более правдивую картину. Кавказские феодалы постоянно грызутся между собой, не стесняясь решать свои разногласия перестрелками в центре Москвы, кавказские оппозиционеры заканчивают жизнь выброшенными из милицейского автомобиля с пулей в голове, кавказских министров убивают из оружия спецназа. Не говоря уж о том, что в тех краях регулярно что-то взрывают и кого-то похищают и убивают. В общем, картина мирной жизни как она есть, пишет«NoNaMe».

После очередной серии взрывов в московском метро в обществе обсуждается много вопросов за исключением самого важного: нужен ли России Кавказ? Дискуссия идет широчайшая. Александр Минкин из МК, например, написал в своей ныне уже знаменитой статье, что гуманные террористки специально взорвались на платформе, а не в тоннеле, чтобы уменьшить количество жертв. Эта замечательная мысль гораздо больше характеризует состояние либеральных умов, нежели состояние умов террористов.

В прошлом году из-за действий боевиков на Кавказе погибли 754 человека и более 1000 были ранены. В этом контексте 35 убитых и 168 раненых в московском аэропорту являются лишь видимой верхушкой войны, которая, в основном, скрыта от глаз. Этот конфликт проявляется в ежедневных убийствах и взрывах, происходящих на южных окраинах России. В столице Ингушетии, Магасе, меры предосторожности говорят о невидимом насилии. Основные правительственные здания окружены шестиметровыми заборами. Полицейские патрули носятся по дорогам, оттесняя других водителей на обочины.

Глава московского бюро «Голоса Америки» Джеймс Брук представляет свой репортаж из Ингушетии – сердца этого удаленного региона, где медленно тлеет повстанческий уголек исламского радикализма. За этими заборами ингушский президент Юнус-Бек Евкуров объясняет, что врагом является «Кавказский эмират» – слабо связанное объединение группировок, укоренившихся в пяти основных регионах Кавказа.

Евкуров, бывший офицер военной разведки, говорит, что эти группировки, в основном, действуют независимо, однако они могут объединяться для совместных акций. Немногословный лидер сам пострадал в результате одной из акций «Эмирата». Полтора года назад террорист-смертник попытался взорвать президентскую машину. Тогда два человека были убиты, а сам Евкуров оказался в больнице, где провел два месяца. По его словам, «Кавказский эмират» хочет создать исламское государство, управляемое на основе шариата, на просторах от Черного до Каспийского моря.

Чтобы отнять это знамя у фундаменталистов, местные лидеры создали российский регион, в котором традиционные исламские принципы превалируют над российским законодательством. В Чечне, где за последние 20 лет в результате двух войн резко сократилось мужское население, правительство поощряет многоженство. Ахмет Парагулов, отвечающий в правительстве Ингушетии за экономическое развитие, отказался от спиртного два года назад, когда вернулся домой из Москвы. По его словам, в антиалкогольной кампании есть нечто большее, чем закрытие ночных клубов и поджоги бунтарями магазинов, продающих водку.

Он говорит, что в обществе произошли радикальные перемены. Двадцать лет назад пить было модно. Сегодня такие люди считаются паразитами общества. Безработица и бедность заставляют многих молодых парней «уходить в леса», то есть заниматься повстанческой деятельностью. Официальная безработица в Ингушетии составляет 50 процентов. Доходы населения находятся на уровне 20 процентов от среднероссийского годового показателя, эквивалентного 10 тысячам долларов.

В клановых обществах Кавказа значительный объем работ выполняется неофициально, но все же в этом регионе самые низкие доходы и самый высокий уровень рождаемости.

Жительница ингушского города Малгобека Лидия пытается прокормить свою семью на 15 долларов в день, которые ее сын иногда приносит домой, работая на укладке дорог.

Автомобили Mercedes E350, согласно опубликованному на сайте госзакупок заказу, предназначены для чеченских райцентров – по одному в каждый, вплоть до высокогорного села Итум-Кале. В технических требованиях отмечено, что у этих автомобилей должна быть функция круиз-контроля. Porsche Cayenne Turbo S уйдет полицейским Старопромысловского района Грозного. Пока что, по словам старопромысловских правоохранителей, их начальник вынужден довольствоваться Toyota Camry. Toyota Land Cruiser предназначаются ОВД Заводского и Октябрьского районов Грозного.

Для рядовых сотрудников чеченское МВД заказало 20 машин Ford Focus с двухлитровым мотором в дорогой комплектации Titanium и около ста автомобилей разных моделей производства российского “АвтоВАЗа”: в том числе 30 Lada Priora, 10 Lada 2106, шесть машин “Нива” и 63 Lada-21144.

Когда начинаешь просматривать страницы сайтов, невольно возникает вопрос, как долго мы должны все это терпеть, так нужно это нам? имеется ввиду населению России, именно, – поскольку не кто не будет убивать своих людей, уничтожению подлежат, как правило не угодные, в данном случаи русские, а раз это так зачем русским такие соседи. Желает Запад заполучить Кавказ – мнение такое пусть берет, если у них не хватает свой головной боли – что касается нас, так мы жили сотни лет без них – и проживем, Да тут можно говорить что не все они боевики, мол, хватает и “нормальных”, спорить, конечно не приходится – но, мы все прекрасно знаем что они в нас видят потенциальных врагов, когда он в одиночку он дружелюбный собеседник, как только образуется группа земляков тогда и начинается, даже трудно дать определения этому психозу массовости. Все Русские “поголовно” для них свиньи. Ведь не понимают “братья Кавказцы” что русский мужик головы рубит не хуже других.

Громкий процесс начался в Дорогомиловском районном суде Москвы, пишет Антон Заритовский: “Newsland”. На скамье подсудимых – семеро парней-кавказцев, в мае прошлого года устроивших в метро расправу над студентом и школьником. С криками “аллах акбар” и “русские свиньи” напавшие избили ребят, расстреляли из травматического оружия, пытались зарезать. Кто они, эти “восточные скинхеды”?

“Он еще жив, его надо добить!”

О том, что произошло 6 мая прошлого года в московском метро на перегоне между станциями “Киевская” и “Парк Победы”, я узнал от Федора Маркова и Павла Новицкого.

- Около четырех часов дня мы с Пашкой встретились на станции “Киевская”, – рассказал “Известиям” Федор. – Он тогда одиннадцатый класс заканчивал, хотел насчет поступления в колледж узнать, а я на работу за зарплатой собирался. Решили вместе поехать, чтобы не скучно было.

Вместе с Павлом и Федором в вагон метро зашла толпа молодежи. Кавказской наружности. “Человек двадцать их было”, – вспоминали потом ребята.

- Когда поезд тронулся, один из кавказцев подошел к нам, – продолжает Федор. – И внезапно ударил Пашку кулаком в лицо. Нас били ногами по голове и телу. Истошные вопли “русские свиньи!” и “аллах акбар!” не смолкали ни на секунду.

Всю сцену избиения нападавшие снимали на камеру мобильника. Сначала кадры появились в интернете как доказательство “доблести”, а затем – и в уголовном деле. Как главная улика.

- В какой-то момент я убрал руки, которыми защищал голову, и тут же в лицо мне начали стрелять из пневматического пистолета, – продолжает Марков.

Одна из пуль так и осталась в правом виске. После, на очной ставке, Марков узнает имя “стрелка” – Рашад Мамедов.

- Когда у Мамедова закончились пули, я попытался подняться, – от волнения голос Федора дрожит. – Глаза заливала кровь, ничего вокруг не видел и почти ничего не соображал. Услышал только, как кто-то закричал: “Он еще жив, его надо добить!” И в грудь мне ткнули ножом.

Федору фантастически повезло – лезвие всего пару сантиметров не дошло до сердца. Когда поезд подъезжал к станции “Парк Победы”, пырнули ножом и Пашу. Потом бесчинствующая стая вывалила из вагона, а Рашад Мамедов бегал по платформе с пистолетом, пугая людей.

Кто-то из пассажиров связался с машинистом. Сотрудники милиции попытались задержать хулиганов, но удалось поймать лишь одного из них – Дильгама Гусейнова. Именно в нем Федор опознал парня, который едва не зарезал его. Вот только ножа у задержанного при себе уже не было. Через Гусейнова вышли на еще шестерых участников побоища – Гранта Арутюнова, Чингиза Арифуллина, Рашада Мамедова, Шахина Худиева, Ага Рагима Сыдыхова и Расула Халилова.

Кто же они, эти “рейнджеры”? Ребята как на подбор – спортивные, занимаются единоборствами. Гусейнов даже кандидат в мастера спорта по боксу. Он, кстати, единственный из всех не россиянин, гражданин Азербайджана. Хуциев, Сыдыхов и Мамедов – тоже азербайджанцы, но в Москве обосновались давно и уже получили российское гражданство. Арутюнов и Арифуллин – коренные москвичи. Халилов – тоже москвич. Еще свыше десятка человек, участвовавших в избиении, проходят как “неустановленные лица”.

Папенькины сынки

- Они все – нормальные ребята, домашние мальчики, – эту фразу мне твердили как заклинание.

Судьбы и характеры всех семерых – как под копирку написаны. Большая часть подсудимых – студенты-юристы: некоторые из них учатся в Российской правовой академии при Министерстве юстиции, другие – в юридических колледжах. Ни у одного из них проблем с законом прежде не возникало. Да и стычек со скинхедами, что могло бы хоть как-то объяснить произошедшее в метро, никогда не было.

- Расул Халилов? Конечно, помню – он три года назад школу закончил, – завуча средней школы N 970 Светлану Трощанович вопрос “Известий” врасплох не застал. – Слабенько он учился, на “двойки” и “тройки”. Но знаете, что отличало Расула? Доброжелательность и приветливость. Всегда улыбнется, спросит, как дела.

В родном для Расула классе, по словам педагогов, учились ребята разных национальностей. Но конфликтов на “этнической почве” никогда не возникало.

- Несколько лет назад у него отец умер, семью матери пришлось тянуть, – продолжает Светлана Трощанович. – Расул рано пошел работать. Может, поэтому ему было не до учебы.

“Доброжелательность и приветливость” – то, что отличало и главных фигурантов этого уголовного дела – Дильгама Гусейнова и Гранта Арутюнова. В Российской правовой академии при Минюсте о парнях отзываются только положительно.

Дильгам приехал в Москву пару лет назад вместе с семьей.

- Его отец занимается частным извозом, мать хозяйство ведет, – рассказал “Известиям” адвокат Андрей Воинов.

- Шахина Худиева и Ага Рагима Сыдыхова я много лет знаю, в Баку жил с их семьями в одном районе, – о двух других подсудимых рассказал “Известиям” адвокат Ага Манафов. – В Россию и Худиевы, и Сыдыховы приехали лет десять назад. Получили гражданство. Худиевы прописаны в Иванове, в Москве квартиру снимают. Простые работяги. У Сыдыховых в столице свой бизнес, своя квартира. Семьи очень дружат, земляки как-никак. А вообще, у кавказских народов очень важна роль отца, главы семьи. Для детей, а особенно сыновей, отец – непререкаемый авторитет. Семьи у всех подсудимых – абсолютно нормальные, поэтому и ребята выросли такими домашними мальчиками.

Почему же 6 мая прошлого года “папенькины сынки” сорвались с цепи?

“Черные ястребы”

В конце прошлого года руководство столичного ГУВД открыто заявило о существовании в столице банд выходцев с Кавказа, организованных по образу и подобию скинхедовских.

- Их члены нападают на людей славянской внешности, – сообщил тогда начальник Главного следственного управления ГУВД Москвы генерал-майор Иван Глухов. – Свои акции они тоже снимают на видео, кричат: “Режь русских”. Одну из таких банд под названием “Черные ястребы” нам удалось обезвредить летом 2008 года.

По сути, именно по такой схеме и проходило побоище в метро: те же выкрики, та же съемка. То есть получается, на скамье подсудимых те самые “черные ястребы”? Или это еще одна группировка “кавказских наци”? Их адвокаты, правда, вообще отрицают национальный мотив.

- Никакой национальной подоплеки в этом деле нет, – решительно заявляет адвокат Дильгама Гусейнова Андрей Воинов. – Это обычная мальчишеская драка, спонтанная, нелогичная и жестокая.

Правда, версию спонтанности на корню губит та самая видеозапись на мобильниках задержанных. На ней запечатлено не только произошедшее в самом вагоне, но даже спуск по эскалатору в метро, словом, весь кровавый триллер – от завязки до кульминации. Спонтанно такие вещи не делают.

И все же позицию адвокатов разделило и следствие: статья 282 (“Возбуждение ненависти или вражды по национальному признаку”) в деле не фигурирует. Лишь Гусейнова обвиняют в нанесении тяжких телесных повреждений по мотивам национальной и религиозной вражды. У остальных только статья 213 – обычное “хулиганство”.

- Не было достаточных оснований, – так лаконично объяснил отсутствие “национального” мотива в обвинении следователь Павел Щербинин. Это несмотря на “русские свиньи”. Несмотря на “аллах акбар”. По словам пострадавших, эти призывы выкрикивали все нападавшие.

В суде они не испытывали никакого раскаяния. Да и откуда ему взяться? Вот эпизод, характеризующий атмосферу, в которой воспитывались эти “орлы”. Перед началом заседания помощник судьи проверяла список пришедших. Назвала фамилии отсутствовавших на тот момент потерпевших. “Они умерли”, – язвительно процедил отец одного из подсудимых.

Почему-то вспоминается еще один случай. 25 апреля этого года, в День чеченского языка, группа чеченской молодежи на нескольких автомобилях перекрыла движение на Садовом кольце. Просто так. Потому что захотелось. Плюс немного постреляли из пневматического пистолета. Не по людям – в воздух. Тоже захотелось. Для того чтобы усмирить “джигитов”, пришлось вызывать ОМОН.

Ни в коем случае не хочу стричь всех кавказцев под одну гребенку и уж тем паче обвинять каждого из них в русофобии. Но в российской столице в последнее время все явственней чувствуется, что здесь тоже начинают жить по “законам гор”. Со стрельбой отмечать свои праздники. С криками “аллах акбар” ездить в метро. Если так пойдет и дальше, столицу и впрямь захлестнет националистическая война. Бояться придется обычным москвичам – бояться таких же москвичей, но родившихся в другом месте. Может, надо было подумать об этом, переквалифицируя джихад в обычную хулиганку? А законодателям есть смысл дополнить статью 213 “Хулиганство” (максимальный срок до 7 лет) третьей, более жесткой, частью – для тех случаев, когда хулиганство связано с националистическими призывами.

comments powered by HyperComments

Также читайте