Кунсткамеры — первые собрания геологических предметов

:  Подземные кладовые нашей планеты хранят массу сокровищ – красочных самоцветов, сверкающих своими граням кристаллов, бесценных самородков, впечатляющих следов древней жизни и занимательных диковинок, объектов большой научной ценности. Поэтому неудивительно, что, сталкиваясь с миром недр Земли, человека охватывает стремление собрать и сохранить его наиболее замечательные частички. Коллекционирование геологических объектов возникло одновременно с горным делом и геологией и по-прежнему их тесно сопровождает: какой геолог не привезет из дальних экспедиций хотя бы пару-тройку красивых образцов? Россия может по праву гордится своими музейными геологическими собраниями: по своему объему, полноте, представительности они находятся среди лучших в мире. Нынешний геологический (минералогический, палеонтологический…) музей уже давно не просто собрание экзотики, но инструмент научной деятельности, хранилище эталонных образцов, учебное пособие, рекреационный центр. Музей прочно занял свое важное место в геологической науке и культуре.

Основы крупнейших геологических музеев нашей страны были заложены еще в XVIII-XIX вв., будучи тесно связаны с развитием геологии и горного дела. Цель работы – раскрыть роль и место геолого-минералогических музеев и коллекций в развитии дореволюционной науки и культуры России. Задачи данной работы – на примерах отдельных геолого-минералогических музеев установить, как возникли эти собрания и за счет каких источников пополнялись, какие личности внесли наибольший вклад в создание коллекций и организацию музейной работы.

Минеральный кабинет Кунсткамеры (ныне Минералогический музей им. А.Е.Ферсмана)

Первым музеем России является петербургская Кунсткамера (от нем. Kunstkammer – кабинет редкостей, чудес), основанная в 1714 г. Петром I. Собирать различные раритеты и редкости русский царь начал еще в 1698 г., пополняя коллекции в своих путешествиях по Западной Европе и ориентируясь на частные музеи, уже получившие там достаточное распространение.

Как и в европейских кунсткамерах, значительное место в ее собрании занимали необычные минералы, различные окаменелости, образцы пород, полудрагоценных камней и горючих веществ, самородков. Специально для Кунсткамеры Петр I приобретал целые коллекции минералогической направленности. Так, в 1716 г. был приобретен музей Иоганна Кристофа Готвальда, доктора медицины из Данцига, – собрание раковин, минералов, драгоценных камней (1195 образцов). Научный каталог этого собрания пользовался в то время большим авторитетом. В 1718 г. Кунсткамера пополнилась личной коллекцией ее первого хранителя – лейб-медика Роберта Арескина, также включавшей большое число минералов. Подарки русскому двору и лично Петру I также попадали в Кунсткамеру, как, например, уникальный образец серебра, имеющий форму рога, длиной 13 см из Консберга (Норвегия).

Петербургская Кунсткамера занимала исключительное место среди музейных собраний в течение всего XVIII в. благодаря своей публичности. Уже в 1719 г. был открыт доступ посетителей в здание Кикиных палат, а с 1728 г. Кунсткамера переехала в новое здание на стрелке Васильевского острова, и сейчас являющемся украшением панорамы Санкт-Петербурга. В специальном приказе Петра I написано: «…Тогда приказал Его Величество находящимся под начальством лейб-медика Арескина, главного оной Кунсткамеры надзирателя, библиотекарю Шумахеру: поелику всё в надлежащем порядке учреждено и расставлено, то бы впредь всякого желающего оную смотреть пускать и водить, показывая и изъясняя вещи. …Я хочу, - заявил Петр I, - чтобы люди смотрели и учились». Интересная деталь: с 1724 г. ежегодно для привлечения посетителей и специально для угощения их, выделялось 400 рублей! 

В 1724 г. создается Петербургская Академия наук, в ведение которой передается Кунсткамера. С этого момента в ней начинается активная научно-исследовательская работа, что значительно приближает Кунсткамеру к музею в его современном смысле. За короткий срок Кунсткамера превратилась в подлинно научное учреждение, превосходившее по научному уровню и богатству экспонатов крупнейшие музеи Европы.

Одним из самых обширных разделов Кунсткамеры был Минеральный кабинет. Его коллекции росли очень быстро. В отличие от даров и покупных коллекций, представлявших, как правило, иностранные минералы-раритеты, пополнение кабинета за счет деятельности академических экспедиций позволяло Кунсткамере все шире характеризовать минеральные богатства России. Так, в Кунсткамеру вошли образцы минералов, руд, горных пород, солей и т. д., собранных на Камчатке Степаном Крашенинниковым (1711-1755). Поступал также материал из Берг-коллегии (бывшего «Приказа Горных дел»), и местных управлений горного ведомства. Их управляющие присылали донесения о новых открытиях и образцы руд для испытаний.

Огромный материал требовал систематизации и вдумчивого обобщения накопленных фактов. Заведывание Минеральным кабинетом первоначально было поручено приглашенному в Академию наук немецкому естествоиспытателю Иоганну Георгу Гмелину (1709-1755). Затем был приглашен академик Иоганн Амман (1707-1741), ботаник по специальности. Его помощником был Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765), один из первых сотрудников Минерального кабинета. Эта работа пробудила в нем острый интерес к минералогии и полезным ископаемым России. Итогом работы Ломоносова и Гмелина стал первый академический каталог Минерального кабинета, вышедший в свет в 1745 г. на латинском языке.

Пожар, произошедший в Кунсткамере в 1747 г., уничтожил массу экспонатов, и прервал работу ее экспозиций почти на 20 лет – до 1766 г. Почти все коллекции Минерального кабинета погибли, спасти удалось лишь самое ценное.

С 1765 г. Академия наук организует специальные экспедиции по сбору материала, характеризующего природу Российской империи, что вызывает резкий скачок в развитии естествознания. B 1767 г. руководителем натур-камеры в Кунсткамере бы назначен выдающийся ученый и путешественник академик Петр Симон Паллас (1741-1811), энергично приступивший к приведению в порядок и пополнению естественно-научных коллекций. Всего из Сибири, Якутии, Алтая, Урала поступило 1500 образцов, среди которых были и ранее неизвестные минералы.

Среди прочих образцов из Сибири был привезен и знаменитый метеорит «Палласово железо». Эта железокаменная глыба массой 687 кг была найдена в Енисейской тайге. В 1772 г. она была доставлена академиком П.С.Палласом в Кунсткамеру. Академик Э.Ф.Хладни (1756-1794), изучая ее, впервые установил существенные различия в составе и строении этой глыбы от всех известных земных образований и тем самым научно обосновал идею о возможности появления на Земле неземного вещества.  Все подобные метеориты называют теперь палласитами.

B 1784 г. была приобретена интересная коллекция отечественных минералов у наследников А.А.Нартова (бывшего президента Берг-Коллегии и Вольного экономического общества). Кроме того, в 1783 г. в дар от шведского короля Густава III была получена большая и ценная коллекция минералов Скандинавии (313 экземпляров). Все это привело к тому, что собрания кабинета превратились снова в одну из самых богатых по тому времени коллекций минералов в Европе и достигли к середине 80-х годов XVIII в. девяти с лишним тысяч образцов.

К концу XVIII в. коллекция минералов стала весьма значительной благодаря приобретению собраний у различных коллекционеров – К.Г.Лаксмана, А.В.Раздеришина, Д.И.Хвостова, Н.Я.Озерецковского. Она насчитывала 10550 образцов, из которых 6125 составляли минералы из иностранных месторождений и 3460 – из русских.

Большую роль в пополнении минералогического собрания Кунсткамеры сыграл академик, крупный русский минералог Василий Михайлович Севергин (1765-1826). Он наладил научный обмен коллекциями с рядом зарубежных ученых и добился приобретения интереснейших собраний. Так, в 1805 г. по обмену с норвежским ученым Д.Г.Цетти он получил коллекцию из 94 минералов Норвегии. B 1806 г. В.М.Севергин приобрел коллекции профессора Вагнера. В январе 1807 г. по его настоянию была куплена коллекция горного полковника Шеншина, состоявшая из 2000 образцов.

Работа В.М.Севергина по реорганизации Минерального кабинета была прервана во время Отечественной войной 1812 г., большая часть собрания Кунсткамеры была упакована и отправлена в тыл, в Петрозаводск. Но благодаря стараниям В.М.Севергина после возвращения коллекций в Петербург Минеральный кабинет был открыт одним из первых, уже на новых принципах экспонирования.

В 1836 г. Кунсткамера была разделена и ее кабинеты образовали семь самостоятельных музеев, в том числе Минералогический музей Академии наук, в котором сосредо­точились общегеологические, минералогические, палеонтологические и петрографические экспонаты. К этому времени фонды музея достигли примерно 20 тыс. единиц, а в 1860 г. они составили уже 50 тыс. ед. хранения.

Личность директора в значительной мере влияла на направление комплектования Минералогического кабинета. Со смертью В.М.Севергина в 1826 г. лидерство в минералогическом коллекционировании переходит к музею Горного института. В Минералогическом музее Академии наук в это время интенсивно развиваются геолого-палеонтологические науки. Во второй половине XIX в. коллекции Минералогического музея пополнялись в основном за счет приобретения частных собраний. В со­брание музея поступают коллекции Г.П.Гельмерсена, И.И.Гесса, Г.Н.Бетлинга, А.Ф.Миддендорфа, А.Л.Чекановского, И.Д.Черского, А.А.Бунге и многие другие.

В 1873-1900 гг. директором музея был палеонтолог Фёдор Богданович Шмидт (1832-1908). Поэтому неудивительно, что уже в 1897 г. место минералогических коллекций в витринах занимают палеонтологические экспонаты. В связи с этим в 1898 г. музей полу­чает название Геологический, а в 1903 г. – имя Петра Великого. В 1908 г. палеонтологический отдел музея пополнился уникальными коллекция­ми пресмыкающихся с Северной Двины В.П.Амалицкого, а в 1915 г. – коллекциями Монгольской экспедиции.

В XX в. музей вошел с новым директором – академиком Феодосием Николаевичем Чернышёвым (1856-1914). При нем сбалансированно развивались все направления музейной деятельности, чему способствовало разделение Музея на научно независимые Минералогический отдел (минералы) и объединенный Геологический и палеонтологический отдел (горные породы, стратиграфия, вулканизм и т. д.). Чернышёв был также и заведующим Геологическим отделением, а Минералогическое отделение с 1906 г. возглавил Владимир Иванович Вернадский (1863-1945). Важный вклад в возрождение порядком заброшенного минералогического собрания, его пополнение и расширение связано с личностью его ученого хранителя с 1900 г., Виктора Ивановича Воробьёва (1875-1906). После его трагической гибели хранителем собрания стал Владимир Ильич Крыжановский (1881-1947), проработавший в музее всю жизнь.

Деятельность В.И.Вернадского, направленная на развитие Минералогического отделения, становится особенно активной с 1912 г, после того, как он, покинув Московский университет, переезжает в Петербург. Благодаря В.И.Вернадскому при музее была создана специальная химико-минералогическая лаборатория, в которой работал ученик В.И.Вернадского Константин Автономович Ненадкевич (1880-1963). К работе были привлечены и другие ученики В. И. Вернадского - Елизавета Дмитриевна Ревуцкая (1866-1942), Александр Евгеньевич Ферсман (1883-1945) и др. В лабораториях начались систематические исследования по минералогии редких и радиоактивных элементов. Для создания коллекции метеоритов В.И.Вернадский привлек крупного специалиста в этой области, Леонида Алексеевича Кулика (1883-1942).

Музей являлся основной базой Комиссии по изучению естественных производительных сил России, организованной В.И.Вернадским. C 1914 по 1920 г. были организованы экспедиции в Крым, Забайкалье, Восточную Сибирь, Урал, Алтай.

Таким образом, к 1917 г. Геологический и минералогический музей имени Петра Великого Императорской Академии наук занимал лидирующее положение среди музеев своего профиля как по объему коллекций, так и по научному потенциалу музея. Это было универсальное собрание, охватывающее все многообразие геологических наук того времени.

comments powered by HyperComments

Также читайте