Под покровом масонской тайны

:  Еще лет двадцать назад мало кто в нашей стране серьезно интересовался масонами. Сегодня масонов нередко обвиняют во всех бедах и трагедиях отечественной истории в двадцатом веке. Антимасонские настроения отнюдь не новое явление. Вот уже в течение двух столетий они, как правило, вспыхивают в периоды экономических кризисов, политической нестабильности и ломки устоявшихся социальных структур. Так было во Франции, в Германии, в Италии, в России и в других странах. В 70-х годах прошлого века римский папа объявил масонов «армией Сатаны», что не помешало, впрочем, престолу святого Петра примириться с ними через сто лет.

В последней трети XIX века стала набирать силу и распространяться идея всемирного масонского заговора, имевшего якобы своей целью захват власти в странах Европы и Америки и установление на земле царства дьявола. Тень масонов виделась за явными и тайными политическими убийствами и социальными потрясениями. Этому в немалой степени способствовал и покров тайны, который окутывает масонское братство с момента его возникновения.

Истоки масонства его приверженцы относят чуть ли не к «началу времен», называя первым масоном иногда самого Бога-творца или при более «скромных» устремлениях – Адама, первого человека. Действительно, корни масонства уходят в глубокую древность, и нельзя не видеть определенных аналогий между масонством и другими известными в истории с древнейших времен тайными сообществами религиозно-мистического и религиозно-политического толка.

Прямыми же предшественниками масонов были средневековые каменщики, строители соборов в Западной Европе, от которых, собственно, и произошло само название братства – «франкмасоны» или «вольные каменщики». Расцвет готической архитектуры высоко поднял авторитет строителей, особенно архитекторов и мастеров. В то время даже Бога иногда изображали как Архитектора, прикладывающего к Земле циркуль строителя. Любопытно, что стены многих средневековых соборов сохранили изображения самих зодчих, изображения строительных инструментов и стилизованные знаки вольных каменщиков.

Средневековые строители были объединены в профессиональные товарищества – они назывались ложами,- во главе каждой ложи стоял мастер. Члены ложи были связаны не только тайнами профессионального мастерства и узами взаимопомощи, но и определенными ритуалами, скрытыми от не посвященных взаимными обязательствами. Не исключено, что именно в «века готики» получила особое звучание легенда о Хираме – строителе храма библейского царя Соломона, которая легла в основу таинств масонства нового и новейшего времени наряду с обрядами средневековых строительных лож.

Под влиянием этой легенды центральным символом масонства стал Храм. Напомним, что и для ветхозаветной, и для христианской традиции Храм как символ также чрезвычайно важен. В сущности, культ Храма – одно из древнейших религиозных чувств, знаменующих движение к Богу, духовное совершенствование. С древнейших времен аналогия Природы-Храма, Храма-Вселенной как бы соединяла мир Бога и мир человека. В масонстве Храм – символ великой Работы, созидания, как божественного, так и человеческого. Воздвигаемый согласно предвечному плану Великого Архитектора Вселенной Храм есть и символ Мирового порядка. В свою очередь, Мировой порядок находит отражение в братстве вольных каменщиков.

Храм также символ высшей красоты, духовности. Каждый масон кропотливой Работой над собой должен воздвигнуть Духовный Храм в себе самом. Вступая в ложу, которая по ритуалу сама есть проекция Храма и модель Вселенной, новичок под руководством Мастера начинает Работу над неотесанным камнем, который символизирует природное состояние человека. Посвящаемый приступает к строительству самого себя, ибо человек, и дух его, и тело его – тоже есть «Храм Господен».

Именно поэтому рабочие инструменты строителя – мастерок, циркуль, молоток, угольник, а также передник и перчатки – занимают важное место в масонской символике и ритуалах. Движение масона вверх по лестнице степеней посвящения – а их всего 33 – отмечает каждый этап его движения к Истине в поисках великого смысла Утраченного Слова, в котором сокрыта первая и последняя тайна бытия. Не случайно сами вольные каменщики определяют масонство как «науку нравственности, сокрытую за завесой аллегорий и явленную посредством символов».

В научной литературе считается, что до XVII века масонство в Западной Европе носило «практический» характер, то есть так или иначе было связано с профессиональной деятельностью строителей. 1600 год стал своеобразным рубежом в истории масонства. От этого времени сохранилось первое документальное свидетельство о том, что в ложу вольных каменщиков был принят человек, никакого отношения к строительным профессиям не имеющий,- представитель знатного шотландского рода, лорд Босуэлл.
Однако проникновение «непрофессионалов» в ложи франкмасонов, вероятно, началось значительно раньше.

Между средневековыми ремесленными товариществами и ложами масонов нового времени существовали какие-то промежуточные образования. Наиболее известным из таких образований был легендарный Орден Розенкрейцеров; с его историей связаны имена величайших магистров тайного знания Агриппы Неттесгеймского, Парацельса, ясновидца Нострадамуса, оставившего пророчества относительно важнейших событий вплоть до нашего времени (сам он жил в XVI веке). И в наши дни вполне серьезно утверждают, что Нострадамус будто бы правильно предсказал некоторые аспекты судьбы Гитлера и братьев Кеннеди.

Оккультизм масонских ритуалах

Так или иначе, но предыстория масонства, видимо, теснейшим образом связана с магией и алхимией, оккультизмом и тайнознанием. Со второй половины XVII века масонские ложи окончательно утрачивают свой «профессиональный» характер, но сохраняют название, ритуал и символику вольных каменщиков, внутреннюю иерархию ложи. В мировоззрении масонов сплелись теософия с присущим ей мистическим опытом бого-познания и вера, просветленная разумом,- здесь сказалось влияние философов просветителей.

Во всех масонских ритуалах сохранилась идущая от средневековья огромная тяга к воссоединению с миром духов, вера в возможность магического воздействия, аппеляция к тайным силам. Все это в XVIII веке сосуществовало с оптимистическим рационализмом Просвещения. Провозглашавшиеся масонством идеи братства, равенства, свободы и прав человека тем не менее не препятствовали последовательному соблюдению иерархических принципов его организации.

Нравственные цели масонства имели немало общественных аспектов. Например, мартинисты (представители одного из самых влиятельных направлений масонства в XVIII веке) призывали видеть во всех людях братьев, открыть им свой Храм, чтобы «освободить их от предрассудков их родины и религиозных заблуждений их предков, побуждая людей к взаимной любви и помощи».

В XVIII веке число масонских лож в странах Европы стремительно растет. Масонство приобретает поистине космополитический характер. Формируются самостоятельные «ветви» масонства – англо-шотландская, французская и другие с присущими им особенностями обрядов. Происходит и дифференциация масонских Уставов. Большинство крупнейших деятелей Просвещения и тех, кто считал себя принадлежащим к интеллектуальным слоям общества, в годы, предшествовавшие Великой Французской революции, вступали в ряды вольных каменщиков. Это стало своеобразной модой и знаком элитарности. Масонами были некоторые из создателей Энциклопедии и выдающиеся поэты. «Волшебная флейта» Моцарта стала как бы «музыкальным кодом» масонов.

Среди масонов было немало тех, кто в конце столетия принял самое активное участие в Великой Французской революции. Это дало основание для возникновения версии, что масонство якобы сыграло решающую роль в подготовке и осуществлении революционных событий конца XVIII века. Но справедливости ради надо сказать, что к масонским ложам принадлежали многие роялисты и даже сам король Людовик XVI и его ближайшие родственники – граф Прованский (будущий Людовик XVIII) и граф Артуа (впоследствии ставший королем Карлом X).

Как видим, факт членства в ложах вольных каменщиков не воспрепятствовал тому, что братья-масоны, нимало не поколебавшись, сносили головы друг другу. Нельзя, однако, не признать, что атмосфера тайны, окутывавшая масонство, закрытость лож способствовали тому, что при определенных условиях они могли превращаться в центры не только теософской, но и политической пропаганды, использоваться для различного рода заговоров.

В конце XVIII века и первой четверти XIX отношения между государственной властью и масонами в ряде европейских государств весьма обострились, и это привело к закрытию многих лож. В тайных обществах стали видеть угрозу официальной власти. В Австро-Венгерской империи участие в масонских ложах каралось как государственная измена. Аресты масонов начались в Италии и Германии, в Испании и Португалии они становились жертвами инквизиции. Во Франции немногие сохранившиеся ложи попали под надзор наполеоновской полиции.

Наш современник, бывший Великий Магистр Великого Востока Франции, утверждает: «Убежден, что масонству изначально присущ политический характер. При этом, когда я говорю о политике, то вовсе не утверждаю, что все масоны должны придерживаться одной точки зрения. Жизнь людская разнообразна, но никто не должен – я бы сказал – никто не вправе укрываться в своем окопе. Поскольку масонство столетиями публично открещивалось от политики, фактически занимаясь ею, оно вызвало на себя мощный огонь критики…

Не масонство подняло восстание американцев против английского империализма. Но наиболее решительными участниками этого восстания были масоны. Вашингтон стал Вашингтоном, поскольку он был масоном. Как и Франклин. Как и Лафайет. Масон О’Хиггинс – «отец» Чили, Аргентину «создал» Сан-Мартин. Боливар построил Большую Колумбию, Хуарес – современную Мексику. Это все масоны».

Вступление в масонское братство осуществлялось по рекомендации уважаемых его членов, после прохождения неофитом испытательного срока, который завершался многочасовым пребыванием в Кабинете размышлений. Если братья признавали новичка достойным приступить к Духовной Работе, его принимали в ложу в качестве ученика, а иногда сразу подмастерья.Ритуал посвящения был достаточно сложным и соблюдался в мельчайших деталях, которые в различных ложах могли несколько отличаться. Однако основные элементы ритуала были весьма устойчивыми в течение столетий.

Новичку обнажали до колена левую ногу и правое плечо, что символизировало его полную открытость перед будущей жизнью и собратьями, завязывали глаза и кружным путем, по переходам и лестницам проводили в помещение ложи. При этом он мог подвергаться легким ударам, испытанию огнем, прикосновению шпаг – так испытывали его стойкость и мужество. В повторение легенды о Хираме его трижды ударяли молотком по плечу. В ложе с него резко снимали повязку и устремляли ему в лицо яркий свет. Посвящаемый оказывался перед возвышением, на котором стоял гроб.

В этом гробу лежал «мертвец» – либо один из братьев, игравший роль мертвеца, либо скелет или кукла. К постаменту вели изображенные на полу ступени, символизировавшие лестницу в Храм Соломона. Новичок произносил клятву. Затем его облачали в масонский передник, вручали перчатки. Посвящение в каждую последующую ступень масонства имело свой особый ритуал. Символика на переднике и других масонских одеяниях также изменялась по мере продвижения члена братства по лестнице масонских степеней В России, однако, куда масонство проникло в первой трети XVIII века (во всяком случае, в одном из документов 1731 года сообщается о капитане Джоне Филипсе, назначенном Великой ложей Англии Великим Магистром в России), особое значение придавалось философско-религиозной стороне масонства.

Русское масонство

Вспомним, как в романе Л, Н, Толстого «Война и мир» видный масон Баздеев открывает смысл масонства Пьеру Безухову: «Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках, физике, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку, объясняющую все мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет божий, называемый совестью».

Разговор Баздеева с Пьером, отнесенный Львом Толстым к кануну Отечественной войны 1812 года, перекликается с наставлением желающему вступить в братство, написанным в 1817 году в Симбирске. Симбирск был тогда одним из центров масонской жизни в России, здесь действовала ложа «Великая Астрея». В этом наставлении мы читаем: «Вы задаетесь вопросом: что такое братство наше представляет собой по преимуществу? – Религиозную секту? Общество взаимопомощи? – Философско-научный кружок? – Социально-реформаторский союз? – Филантропический орден? Вам, на основании всего того, что Вы читали о нас и слыхали о нас. кажется, что братство наше «с изумительной прочностью пережившее века и раскинувшее сеть очагов по всему лицу земли»,- как Вы изволили выразиться,- понемногу включает в себя все поименованные Вами элементы…

Мы ищем единения отнюдь не с людьми выдающимися по своему умственному или материальному состоянию, высокому общественному положению, популярности, или же знаменитыми по своему таланту, добившимися славы за высказанные ими где-либо идеи и убеждения. Ни религия, ни политика, ни искусство, ни благотворительность – сами по себе не составляли того материала, из которого возводим мы свой Храм Истине и не они у нас связуют. Единственным качеством, которым должен обязательно обладать каждый из нас, является: испытанный жизнью характер то го закала, который является верною гарантией серьезного направления чувств, добросовестности мышления, решимости и непоколебимости поступков, неустрашимости при выводе заключений и последовательности в плане предстоящей жизни.

Только те, коих характер заключает в себе все выше перечисленные задатки, будучи приняты в число членов братии, в состоянии будут уразумевать шаг за шагом тайны, скрытые за обрядами нашими, цели – скрытые за наставлениями старшей братии, и пути, скрытые от взоров человечества уставами и законами нашими». Русское масонство заявляет о себе прежде всего как о сообществе, спаянном узами морального и мировоззренческого единства. Однако императорская власть усмотрела в масонстве не только идейную, но и политическую опасность.

Екатерина II поначалу высмеивала обряды вольных каменщиков в своих комедиях, а позже стала преследовать масонов. Тяжелое впечатление на общественность произвело осуждение Новикова, выдающегося русского просветителя и виднейшего масона мартиниста, на пятнадцатилетнее заключение в Шлиссельбургской крепости. Последовало приказание о закрытии масонских лож, однако братство вольных каменщиков не прекратило своего существования на российской почве. Нового расцвета оно достигло, когда пришло «дней Александровых прекрасное начало», когда реформаторские устремления молодого императора, казалось, сулили русскому обществу изменения к лучшему.

После успешного завершения войны 1812 года русские войска с триумфом вернулись из Европы на родину; они принесли с собой опьяняющий дух победы, жажду свободы и вольнодумства. Эта жажда находила выход не только в литературе, но и в бурной жизни тайных кружков, возникавших один за другим з обеих столицах и в провинции, особенно в среде молодого офицерства. Большинство таких сообществ носило характер масонских лож. Усиление революционных устремлений в этих тайных объединениях побудило Александра I, отказавшегося от либеральных планов своей молодости, повелеть закрыть все масонские ложи – это случилось в 1822 году. Страх перед революционной, угрозой оказался сильнее чувства масонской солидарности (существует предположение, что Александр I в самом начале XIX столетия был принят в масонскую ложу).

Однако и после высочайшего запрещения братства вольных каменщиков не исчезли, а законспирировались, ибо в противном случае императору Николаю I не понадобилось бы повторять запрет своего предшественника. Известно, что многие декабристы были масонами, в том числе братья Муравьевы-Апостолы, С. П. Трубецкой, А. Н. Муравьев, С. Г. Волконский. К моменту восстания П. И. Пестель формально уже вышел из масонской ложи.

Во второй половине XIX века масонство в России себя активно не проявляло, хотя на Западе именно на этот период пришелся бум интереса к масонству, имевший своей кульминацией знаменитую мистификацию Лео Таксиля, приведшую к неслыханному скандалу с католической церковью. Заметим лишь, что в середине XIX века на русский язык были переведены сочинения шведского естествоиспытателя, визионера и духовидца Э. Сведенборга (1688-1772), который оказал большое влияние на идейную, философскую сторону русского масонства, усилив его мистическую основу.

Оживление, а по существу, возрождение масонства в России приходится на начало нашего века. Н. Берберова, автор солидно документированной книги «Люди и ложи. Русские масоны двадцатого столетия», видит причины этого процесса в поражении России в японской войне, революции 1905 года, открытии русского парламента и бурном росте интеллигенции. «Этот рост,- отмечает она,- шел рука об руку не только с ростом буржуазии крупной, но и мелкой, которая, как и интеллигенция, «нажимала» на все стороны русской жизни: на запреты царя, помазанника Божия, на закрытие университетов, на торможение сессий Думы, на удушение мысли, на опоздание во всем, что касалось материального и умственного прогресса населения и равенства его перед законом.

Я говорю здесь не о революционерах, бросавших бомбы в министров, но о тех, кто был решительно против революции и только хотел перемен. Желания их были очень скромны, и сейчас нам, их потомкам, они кажутся минимальными: допущение общественных деятелей, центристов Думы (их тогда называли общественниками) к управлению страной, земельная реформа, работа Думы в законом установленных рамках, рабочее законодательство, распространение грамотности. В огромном большинстве люди между 1906 и 1916 годами Вовсе не искали коренных перемен, они искали мирного обновления страны…»

Возрожденное русское масонство входило в сферу влияния Великого Востока Франции. Следует отметить, что ложи этой ветви масонства в то время были уже настроены антиклерикально, отказывались в своем Уставе даже от термина Великий Архитектор Вселенной. Их деятельность все более приобретала политическую окраску. Это было характерно и для русских лож. Большинство русских масонов в то время составляли либералы, представители так называемого прогрессивного блока – от левых октябристов до правых социалистов.

Сошлемся еще раз на книгу Н. Берберовой, в которой она пишет, что «от начала первой мировой войны и вплоть до февраля 1917 года в России не было профессии, учреждения, казенного или частного общества, организации или группы, где бы не было масонов». Думается, что это все-таки значительное преувеличение. Однако масонство проникло в различные социальные слои Российской империи и даже на самые ее верхи, хотя императорская власть по- прежнему оставалась противницей масонства (впрочем, существовало мнение, что в юности Николай II, возможно, и сделал попытку присоединиться к мартинистам, однако вскоре покинул ложу).

Накануне Февральской революции в России насчитывалось около 40 лож, принадлежавших к французскому и шотландскому обрядам. Есть свидетельства, что 10 из одиннадцати министров Временного правительства были масонами. Единственный не входивший в братство министр П. Н. Милюков оставил любопытные воспоминания: «Я хотел бы только подчеркнуть еще связь между Керенским и Некрасовым – и двумя неназванными министрами, Терещенко и Коноваловым. Все четверо очень различны и по характеру, и по своему прошлому, и по своей политической роли; но их объединяют не одни только радикальные политические взгляды.

Помимо этого, они связаны какой-то личной близостью, не только политического, но и своего рода политико-морального характера. Их объединяют как бы даже взаимные обязательства, исходящие из одного и того же источника… Дружба идет за пределы общей политики. Из сделанных здесь намеков можно заключить, какая именно связь соединяет центральную группу четырех. Если я не говорю о ней здесь яснее, то это потому, что, наблюдая факты, я не догадывался об их происхождении в то время и узнал об этом из случайного источника лишь значительно позднее существования Временного правительства».

Было бы, однако, неправильным думать, будто события, происшедшие в феврале в России, являются прямым и исключительным следствием существования масонских лож. Не масонство было причиной буржуазной революции, не оно было действующей причиной событий, но немало заметных их участников были причастны к братству вольных каменщиков, об этом говорят факты. Этот серьезный и нередко превратно освещаемый вопрос нуждается в глубоком научном изучении.

Что касается вопроса об отношении русских социал-демократов к масонству, то оно всегда было резко отрицательным, особенно со стороны большевиков. Основанием тому было неприятие идейной платформы масонства и прежде всего допущения с его стороны мирного сосуществования различных классов. Точка зрения большевиков в 1922 году была выражена на IV Конгрессе Коминтерна Троцким, заявившим: «Масонство – орудие обхода революции, буржуазное орудие, усыпляющее сознание пролетариата, и рычаг буржуазного механизма». Конгресс вынес резолюцию об исключении всех масонов из Коммунистического Интернационала.

В Советской России планомерная борьба с масонами началась сразу же после Великой Октябрьской революции. Люди, заподозренные в принадлежности к масонству, не только подвергались репрессиям, но нередко подлежали физическому уничтожению. К 1928 году в России масонство полностью исчезло, однако Русские ложи, сложившиеся за рубежом, в эмиграции органично влились в мировое масонство и играли в нем заметную роль.
Сегодня в Европе, Америке и Азии существует большое число масонских лож разных обрядов. Значительная их часть объединена в международную организацию.

Однако и в рядах вольных каменщиков нет единства. Так, например, Великий Восток Франции не разделяет позиции «Международного масонского интернационала». В современном масонстве нарастают рационалистические, светские тенденции. Сами масоны все меньше отрицают свою связь с политикой, но, как и прежде, главным они считают гуманистические идеалы и обеспечение прав человека. Сохранит ли в дальнейшем масонство свое влияние или же превратится в некий раритет, притягивающий людей причастностью к древним тайнам и романтическим, загадочным ритуалам – ответ на этот вопрос даст будущее.

comments powered by HyperComments

Также читайте