Нет ничего более постоянного, чем перемены

:  Как человек воспринимает мир? Разумеется, сначала субъективно, соответственно своему настроению, образу мыслей или представлений. Исходя из этого, по каждому отдельному поводу возникает оценка. То, что важно для одного, может оказаться пустяком и безделицей для другого. Поэтому, хорошие или плохие перемены, удачные и неудачные обстоятельства – суть индивидуальный, особый взгляд на мир. Каков же он на самом деле?

Познавать мир можно по-разному. На ощупь, на вкус и запах, набивая шишки и пытаясь «угнаться» за каждым мгновением, стараясь нахватать, как можно больше впечатлений, и не успевая их осмысливать, но надеясь сделать это позднее. А можно погрузиться в себя, и тут ни к чему путать полученные впечатления и накопленные факты с прозрением и предвидением. Древние советовали: познай самого себя, и ты познаешь весь мир.

Мало, что изменилось с тех пор по сегодняшний день. Существуют и два способа воспринимать события — по велению рассудка, логично, и во, власти чувств, эмоционально и нелогично. По велению рассудка человек решает, что ему выгодно, а что нет. По велению чувств — что ему приятно, а что не доставляет удовольствия. Есть и два побудительных мотива действовать (совершать поступки): мы реагируем на случившееся, противостоя событиям или приспосабливаясь к ним, или инициируем (порождаем) события сами.

Как только человек перестает обращать внимание лишь на факты и начинает замечать символы, мир потихоньку преображается, становясь менее схематичным и более взаимосвязанным. Это ощущение единства с миром, неразрывной связи собственных поступков с событиями вокруг и есть правильное отношение к себе и происходящему. Кроме того, человек начинает замечать, что необъяснимый мир событий постоянно объясняет себя сам, сигнализируя о том, какие перемены произойдут и что должно случиться. Для этого у него в арсенале имеются особые указатели: приметы, сны, язык символов. Вот мир и расставляет ориентиры на дороге судьбы, заставляя нас снова и снова возвращаться к началу, бежать к концу или упрямо зависать в самой середине движения.

Приметы снов и реальности — явления одного порядка, недаром их значения, как правило, совпадают, только встречаемся мы с ними в разных жизнях. Они — маленькие «нереальные» события, за которыми следуют большие и очень даже настоящие перемены. Для того чтобы научиться читать приметы, как следопыт лесные знаки, нужно успокоить ум и умиротворить сердце, и тогда они «пропустят» сигнал из будущего, который обычно гаснет или приходит к нам незамеченным.

Очень уж мы, люди, беспокойные существа.

В результате тайна происходящего остается таковой для человека, ведущего «активную» жизнь. Он настолько увлечен самим процессом реальности, что ничего, кроме него и нее, не замечает. Поэтому и не чувствует, как событие зарождается, приближается к нему и, наконец, включает в себя, накрывая с головой, словно волна. Пловец в житейском море снова судорожно пытается повлиять на происходящее сообразно своим представлениям о действительности. Он борется с обстоятельствами вместо того, чтобы использовать их. Ведь что значит обладать счастливой судьбой? Это когда плывешь по реке, а она, петляя и изгибаясь, все же бежит туда, куда тебе нужно.

«Книга перемен»

«Книга перемен» была создана в начале правления династии Чжоу в XII—X веках до нашей эры в феодальном государстве в западной части Китая и является литературным памятником феодальной культуры.

Другое ее название — «Чжоу И» — переводят как «Чжоуские перемены», и тогда можно ошибиться, посчитав их летописью общественных и политических изменений в этом государстве. Мудрец-правитель Чжоу-гун, который, согласно преданию, впервые собрал воедино и записал афоризмы «Книги», жил в XI веке до нашей эры. А период расцвета гадательной практики и процесс становления «Перемен» как собственно книги пришелся на VIII—VII века. И все же «Книге перемен», ввиду ее утилитарного использования, крупно повезло: ее не сожгли царствующие ревнители упорядочения книг, знаний и иероглифов, не испортили включениями последователи позднейших религиозных и философских учений, ибо содержание оракула, состоящее из архаичных пословиц, поговорок, притч, бытующих в народной среде, не вступало с ними в противоречие.

comments powered by HyperComments

Также читайте