Работа кинематографистов разных республик и национальностей

:  В последние годы украинские кинематографисты стремятся еще больше расширить национальную «географию» своих картин. Чувашскому поэту-революционеру посвящен фильм «Сеспель», на узбекском жизненном материале построены ленты «Улица тринадцати тополей» — единственное, если не ошибаюсь, в советском кино художественное произведение, рассказывающее о помощи всех советских народов пережившему землетрясение Ташкенту, и «Звездный цвет», где литературная основа — рассказ русского писателя, украинский режиссер, герои — узбеки и украинцы, тема — революция в Узбекистане. Впрочем, этот пример не единственный. Упомяну, скажем, приключенческую ленту «Повесть о чекисте» — поставили ее на Одесской студии молодые режиссеры, русский и армянин, по сценарию азербайджанца, главный герой — советский разведчик-немец, роль его исполнил литовский актер…

Подобные же процессы взаимопомощи и взаимовлияния характерны и для других национальных кинематографических коллективов, которые, творя свое национальное кино, творят единое советское социалистическое киноискусство. Так, в становлении и развитии грузинского киноискусства рука об руку с грузинскими мастерами участвовали русские кинематографисты Л. Кулешов, С. Третьяков, Е. Дзиган, А. Ржешевский, армянин А. Бек-Назаров. Но хочу еще раз подчеркнуть, что все вместе они создавали именно грузинское кино. С другой стороны, картина Ивана Перестиани «Красные дьяволята», поставленная в 1923 году по книге старого большевика П. Бляхина, сразу же стала фактом и вехой всего развивающегося советского кино. «Первая ласточка» — так называлась рецензия на эту картину в «Правде». И действительно, «Красные дьяволята» были первой ласточкой — они открыли нового героя советского киноискусства — участника революции и гражданской войны. В Грузии начал свой творческий путь М. Калатозов — ныне один из самых крупных режиссеров русского кино. Горячий интерес к грузинскому кинематографу сквозь всю жизнь пронес Александр Довженко. Всего за несколько месяцев до смерти, выступая на заседании худсовета «Мосфильма», он отметил и высоко оценил «Лурджу Магданы» — первую картину Т. Абуладзе и Р. Чхеидзе, словно бы благословил тогдашних дебютантов в путь, который привел их к нынешним творческим высотам.

А вот факт недавнего времени: режиссер С. Долидзе снял фильм «Сады Семирамиды», рассказывающий о крепких узах многолетней дружбы, связывающих колхозников Махарадзевского района Грузии и хлеборобов Генического района, что у нас на Херсонщине…

К какой национальной кинематографии СССР ни прикоснешься — можно привести великое множество фактов, имен, штрихов из прошлого и настоящего, которые свидетельствуют о глубинных и естественных процессах творческой интернациональной «диффузии», протекающей одновременно с углублением и обновлением национальных традиций каждой из советских кинематографий.

…Вот режиссер Камиль Ярматов, один из тех, кто стоял у колыбели таджикского и узбекского кино, а ныне — пародиый артист СССР, ставит перед войной фильм «Друзья встречаются вновь». Готовясь к работе, он много беседовал по поводу будущей картины с А. П. Довженко. Советы великого мастера, автора «Аэрограда», дали результаты — фильм стал одной из первых удач молодого «Таджикфильма».

Для того времени картина была весьма актуальна и в этом смысле стояла в одном ряду с «Тринадцатью», «Истребителями», «Аэроградом», «На границе» — в одном ряду, но отличаясь от них именно как таджикская лента…

…Вот в суровом военном Ташкенте, в бывшей мечети Шахинтаур, приспособленной под съемочный павильон, работают мастера, приехавшие из России и с Украины, среди них М. Ромм и Л. Луков. Снимая свои фильмы, они помогают мужать узбекским коллегам. Так, в тесных творческих контактах в годину испытаний шел к зрелости узбекский кинематограф…

…Вот за последние годы на наших глазах происходит мощный взлет киноискусства народов Средней Азии. Главные «действующие лица» этого взлета — молодые кинематографисты узбеки, киргизы, казахи, туркмены, таджики, получившие великолепную школу в Москве.

А вместе с ними работают их русские коллеги, участвуя в творческом процессе развития узбекского, киргизского, казахского, таджикского, туркменского кино. А. Михалков-Кончаловский ставит по сценарию Ч. Айтматова фильм «Первый учитель», Э. Тропинин, Э. Дубровский, Д. Холендро, Ф. Горенгатейн, А. Михалков-Кончаловский пишут сценарии для казаха М. Бегалина, таджика М. Арипова, узбеков Ш. Аббасова, Р. Батырова, А. Хамраева…

…Вот грузинский кинематограф сплавил воедино два начала, которые с давних пор существовали в искусстве Грузии, не сливаясь: героико-романтичное и жанрово-бытовое. Достижение это, принеся славу кино грузинскому, вошло в нашу общую сокровищницу, стало фактом всего советского искусства…

Есть еще одно существенное обстоятельство, которое обусловило органический интернационализм украинского киноискусства.



Также читайте