Генассамблея ООН приняла проект резолюции о беженцах предложенный Грузией

:  Генассамблея ООН приняла проект резолюции о беженцах предложенный Грузинской стороной, несмотря на призывы Абхазии, Южной Осетии и России голосовать против этого документа. В нем, в частности, говорится «необходимость соблюдать имущественные права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев, пострадавших от конфликтов в Грузии, и воздерживаться от приобретения собственности в нарушение этих прав», а также говоиртся о «недопустимости насильственного изменения демографической ситуации»? передает РИА «Новости».

За резолюцию проголосовали 57 стран, против – 13, воздержались при голосовании 74 страны. Между тем, первый заместитель постоянного представителя России при ООН Александр Панкин в ходе заседания заявил, что «грузинская сторона из года в год упорно повторяет один и тот же маневр в надежде привлечь к себе внимание международного сообщества».

Постоянный представитель России при ООН Александр Панкин в свою очередь назвал документ «политизированным». По его мнению, принятая резолюция, призванная урегулировать положения внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии и Южной Осетии, на деле «лишь усложняет и без того зыбкий переговорный процесс в рамках Женевских дискуссий».

Делегации Республики Абхазия и Республики Южная Осетия также выступили с протестом в отношении проекта резолюции о положении грузинских беженцев, представленном Тбилиси в Генеральную Ассамблею ООН.

Авторы заявления отметили, что в грузинском проекте резолюции говорится о подтверждении права всех беженцев и их потомков на возвращение «в их дома на всей территории Грузии, в том числе Абхазии и Южной Осетии», однако грузинская сторона умалчивает о том, что появление этих беженцев непосредственно связано с политикой, проводимой грузинскими властями в отношении Абхазии и Южной Осетии 1989-1992 годы, грузино-абхазской войны 1992-1993 годов, а также августовской войны 2008 года против этих республик. В грузинском проекте также ничего не говорится и о том, что из 100 тысяч осетин, бежавших от этнических чисток с территории Грузии и нашедших убежище в Южной Осетии и Российской Федерации, вернуться в свои дома удалось единицам.

Ранее замглавы МИД Грузии Нино Каландадзе заявила, резолюция затрагивает вопрос статуса беженцев и вынужденных переселенцев из Абхазии и Цхинвальского региона.

«Эта резолюция ежегодно выходит на голосование Генеральной Ассамблеи ООН, и, к счастью, увеличивается число стран, которые нас поддерживают. Это наша главная задача – давление на Россию посредством большого числа стран», – отметила Каландадзе.

По ее словам, резолюция носит неполитический характер и подразумевает сохранение прав на достойное возвращение беженцев и вынужденных переселенцев в свои дома.

«По предварительной информации, мы можем сказать, что в этом году число тех, кто поддержит резолюцию, еще больше увеличится», – сказала Каландадзе. «Проект резолюции не только не учитывает сложившиеся политические реалии, в частности, то обстоятельство, что Южная Осетия и Абхазия являются независимыми государствами, но и не имеет ничего общего с действительным стремлением найти решение сложных гуманитарных проблем» .

Между тем, отказываясь от заключения соглашения о неприменении силы, Грузия пытается использовать проблему беженцев и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) как средство для оказания политического давления. Об этом говорится в обращении МИД Южной Осетии в связи с внесенным 29 июня делегацией Грузии проекта резолюции 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по беженцам и ВПЛ из Абхазии и Южной Осетии.

“К сожалению, во внесенном в секретариат Генассамблеи грузинском проекте представлен односторонний подход, имеющий мало общего с фактическим положением дел и с обеспокоенностью судьбой беженцев. За строками грузинского проекта резолюции о положении беженцев и ВПЛ просматривается только стремление подкрепить притязания Грузии на суверенитет Грузии в отношении территорий Южной Осетии и Абхазии. Отказываясь от заключения соглашения о неприменении силы, Грузия пытается использовать проблему беженцев и ВПЛ как средство для оказания политического давления”, – говорится в обращении югоосетинского внешнеполитического ведомства.

МИД отмечает, что действительность “бесконечно далека от той точки зрения, которая навязывается грузинским проектом резолюции”. “Большая часть этнических грузин покинула территорию Южной Осетии за несколько дней до начала нападения грузинских войск. Общее число грузин, оставивших территорию Южной Осетии в августе 2008 года, составило по приблизительным оценкам немногим более 5000 человек. В то же время из Южной Осетии были вынуждено бежать в поисках спасения от бомбардировок и от жестокостей вторгшихся грузинских войск свыше 36 тысяч осетинских беженцев. Часть из них не решилась вернуться в Южную Осетию по настоящее время, а многие из вернувшихся оказались на дымящихся развалинах своих домов, разрушенных вражеской артиллерией, ракетами или авиацией. Это была уже третья волна осетинских беженцев за последние два десятилетия”, – сообщает МИД РЮО.

comments powered by HyperComments

Также читайте