Нарушения здоровья

:  Известно, что нарушения психической адаптации проявляются симптомами физической и психической слабости, эмоциональной неустойчивостью и подвижностью вегетативной нервной системы. Однако, весь этот симптомокомплекс очень сложно четко определить. Причин тому несколько. Во-первых, спектр симптомов отличается полиморфизмом, разнообразием.

Во-вторых, многие симптомы стерты, рудиментарны.
В-третьих, большинство симптомов непостоянны и обратимы.
Но, несмотря на эти трудности, в картине нарушений психической адаптации (психодезадаптационном синдроме) нам удалось выявить ряд однотипных симптомов, отражающих взаимодействие личностных особенностей человека с факторами риска. Так, обследовав большую группу (1259 человек) работников лесопромышленного комбината, мы обнаружили, что психодезадаптационный синдром обычно протекает в виде четырех следующих вариантов:
астенический синдром с преобладанием физической слабости встретился у 12,4% рабочих;
астенический синдром с преобладанием психической слабости был у 18,5%;
дистимический вариант – у 29,8%;
психовегетативный – у 39,9%.

Вариант с преобладанием физической слабости

Быстрой утомляемостью и физической слабостью этот вариант психической дезадаптации не ограничивается. Как правило, лица с такой психической дезадаптацией жалуются на неприятные ощущения в голове. “Тяжесть”, “несвежесть” – типичные выражения, которыми они определяют свои цефалгии. Нарушения сна, возникающие из-за переутомления, еще один обязательный симптом у таких пациентов.

Интересно, что все сдвиги, перечисленные выше, обычно взаимосвязаны. Например, переутомление на работе приводит к физической слабости, из-за которой человек засыпает с трудом, а уснув, спит плохо, поверхностно. В результате, утром он просыпается с цефалгией. Кроме того, среди лиц с таким вариантом дезадаптации нередки вегетативные нарушения и ситуационные гиперстенические или гипотимические реакции. В общественной и производственной сферах таких людей можно узнать по “щадящим формам поведения”. Они избегают дополнительных нагрузок и ограничивают обязательную работу, любят излишние паузы во время работы, а также стремятся использовать отгулы или часть отпуска для восстановления физических сил.

Сначала психическая дезадаптация проявляет себя низкой работоспособностью во время интенсивной физической работы, чаще в условиях конвейера. Если темп работы сохраняется, возникает чувство непроходящей усталости, или “перегруженности работой”, как выражаются такие пациенты. Их субъективные трудности нарастают: становится тяжело работать и в обычном режиме, не хватает сил и на домашние дела. Физическое недомогание становится почти постоянным, многие его характеризуют как “иссякшие силы”, “мышечную разбитость”, “внутреннюю дрожь”, “упадок сил”. И, что важно, все это воспринимается гораздо значительней, чем при “обычной усталости”.

Вариант с преобладанием психической слабости

В этом варианте слабость проявлялась нарушениями внимания, памяти и психической продуктивности. Так у работников леспромкомбината наиболее часто встречались рассеянность внимания (98,0%), ухудшение кратковременной и оперативной памяти (94,1%), пассивность, безынициативность, снижение психической продуктивности (96,1%) и психомоторная заторможенность (33,3%). Среди проявлений дезадаптации эти симптомы были ведущими, тогда как симптомы физической слабости, вегетативных дисфункций, эмоциональной неустойчивости и нарушения социально-производственной адаптации были единичными и играли второстепенную роль.

Расстройства внимания часто маскировались под нарушения памяти – пациенты часто жаловались на “плохую память” и “забывчивость”. Однако, при более детальном обследовании выяснялось, что ведущую роль в дезадаптации все же играло ослабление внимания: обследованные уточняли, что у них ничего “не держится в уме”, а “внимание расплывается”. Эти проявления психической слабости всегда возникали на фоне общей астении. Ее типичными проявлениями были чувство вялости, нарастающей усталости, ощущения в голове по типу “несвежести”, “набитости”, “тупости”. Рассеянность, сужение объема и недостаточное распределение внимания отражались негативным образом при работе на конвейере и деревообрабатывающих станках: замедлялся темп операций, учащались ошибочные движения.

Особенно страдали сотрудники, выполняющие работы, требующие хорошей памяти. Занятые счетными операциями и планированием производства, они нередко были неспособны “удерживать в уме” информацию и часто перепроверяли расчеты, повторно уточняли данные, дублировали разговоры по телефону и выполняли массу других лишних действий. Ухудшение мнестической деятельности тяжело переживалось. Об этом свидетельствовали жалобы типа “что-то с памятью творится “, “оглупел”, “голова не в порядке”. В целом эти ощущения оценивались как “нездоровье”. Если к нарушениям внимания отношение было пассивным, то расстройства памяти переживались тяжело, они сопровождались раздражительностью, неустойчивостью настроения, чувством озабоченности и тревоги из-за “вероятности позабыть”, необходимости “переспрашивать”, “перепроверять”, “тратить лишнее время на одно и то же”. У некоторых сотрудников расстройства адаптации проявлялись пассивностью, безынициативностью, снижением сообразительности и психической продуктивности. С одной стороны, эти симптомы были следствием рассеянности, сужения внимания или его “застревания” на несущественных деталях, с другой, они выступали как самостоятельные проявления психической слабости. Обследованные сообщали, что “думали машинально”, “говорили неуместно”, что-то “недослышали”, или “недопоняли”, что-то “делали невпопад”. Если обстановка изменялась, то такие сотрудники не могли в ней быстро ориентироваться.

Такие проявления дезадаптации имели ряд особенностей. Если при большинстве психических заболеваний они были следствием плохого усвоения содержательной части информации, то здесь дезадаптация проявлялась медленной скоростью осмысления. Выбор решения и последовательности его реализации всегда был замедленными. Как следствие, цель достигалась редко, а обследуемые выглядели суетливыми, легко “теряли интерес” к делу, “откладывали на потом” и не стремились к намеченному , “не могли заставить себя” закончить дело. Порой у них появлялись социально-негативные устремления сменить работу, переехать на другое место жительства, развестись с супругом.

Дистимический вариант

При этом варианте нарушения психической адаптации основными проявлениями были эмоциональные реакции, возникающие при напряжении или срыве механизмов психического приспособления. Наиболее часто встречались смешанные дистимические реакции гнева и обиды с депрессивными, тревожными или фобическими компонентами.

Чаще других встречались следующие дистимии: раздражительность с повышенной истощаемостью (95,1%), чувства беспокойства и тревожности (29,3%), колебания настроения в сторону понижения (45,1%), переживание психического дискомфорта и легкое возникновение дисфорических вспышек с недовольством, озлобленностью (43,9%). Дополнительными симптомами были ощущения общей вялости (28,1%), пассивность, безынициативность, снижение психической продуктивности (24,3%), неприятные ощущения в голове (47,6%), нарушения сна (74,4%), головные боли (34,1%).

Саму астению сотрудники описывали как “повышенную утомляемость”, “работу с перерасходом сил”, “выматывание при неравномерном режиме труда”. Явления астении, выступавшие почвой при дистимическом варианте дезадаптации, развивались или в результате производственных влияний (ночные смены, конвейерное производство, ненормированный труд на вахте), или в результате воздействия факторов микросоциума. Сами обследуемые оценивали свои дистимические реакции как “непривычные, “неожиданные”, “ненормальные” или как “срывы на окружающих”. У одного и того же лица эмоциональные отклонения были сходными, несмотря на то, что возникали они в разных ситуациях. Более того, эмоциональные реакции не соответствовали по выраженности и продолжительности внешним стимулам. Подобное реагирование только осложняло приспособление индивида к микросоциальной среде. Серии дистимических отклонений в виде кратковременных “срывов”, “перепадов”, “вспышек”, нередко приводили к изменению фона настроения, который сохранялся от нескольких часов до 1-2 суток. Для лиц с дистимическим вариантом нарушения адаптации были типичны асоциальные тенденции, из которых чаще других встречались конфликтность, снижение производительности труда по типу игнорирования работы, опоздания на работу, отлучки во время смены, эпизодическое употребление алкоголя в “связи с плохим настроением”.

Психовегетативный вариант

Нарушения психической адаптации с преобладанием вегетативных дисфункций обычно выражались сердечно-сосудистой, дыхательной и терморегуляционной симптоматикой. Наиболее часто встречались ортостатические и метеотропные реакции, головокружения, нарушения ритма сердца, неприятные ощущения в голове, парестезии в конечностях, головные боли, расстройства терморегуляции, сосудистая лабильность, “спазмы” в области груди или живота, потливость, боли в мышцах, суставах, неустойчивость психофизического тонуса, тошнота, сонливость днем, затрудненное засыпание или пробуждение, кардиалгии, “блуждающие боли” по всему телу, диспноэ, изменение глубины сна, гиперестезии к звукам. Вегетативные сдвиги сопровождались тревожными колебаниями настроения, страхом при нарушении работы внутренних органов, раздражительностью и истощением. Отмечалось заострение имеющихся характерологических свойств или появление новых черт характера (эксплозивных, истерических, ипохондрических, обсессивных), отсутствовавших до развития дезадаптации.

Жалобы отражали вегетативные дисфункции и отличались большим разнообразием, от “покалывания” в области сердца, “сердцебиений”, замирания”, потливости , “мороза по коже” и внутренней дрожи до ломоты в мышцах , “кручения в суставах”, чувства “нехватки” воздуха, “спазмов” в области груди и живота, “мелькания мушек перед глазами”, “приливов в голову”, “пульсации в конечностях” и многих других. Наиболее неблагоприятными были затяжные периоды дезадаптации, при которых вегетативные дисфункции, изменяясь по интенсивности, сохранялись в течение 2-3 недель. На дистимическом фоне, который поддерживался вегетативным дисбалансом, возникали кратковременные, но ярко выраженные эмоциональные срывы по типу дисфорических или гипотимических реакций. Если затяжные состояния дезадаптации рецидивировали, то подобные вспышки учащались, и возникал стереотип реагирования по типу эксплозивных, истерических, ипохондрических или обсессивных сдвигов. Вегетативные сдвиги, сохранявшиеся на протяжении 2-3 недель, служили почвой для аффективных расстройств по типу дисфорических или со “спадом” настроения.

В целом структура психовегетативных дезадаптационных состояний складывалась из разнообразных вегетативных расстройств (кардиоваскулярных, дыхательных, терморегуляционных) в сочетании с эмоциональными (гиперстеническими, гипотимическими, тревожно-фобическими) реакциями. Долгое существование ведущих симптомов сопровождалось заострением имеющихся или появлением несвойственных ранее черт характера, приводивших к формированию эксплозивных, истерических, ипохондрически-дистимических расстройств. Дополнительными были симптомы физической слабости, среди которых прежде всего выделялись ощущение общей вялости, снижение физической работоспособности. Интересно, что проявления психической слабости занимали при данном варианте дезадаптации незначительное место.

comments powered by HyperComments

Также читайте