Политика США. Отношения с Россией

:  Можно предположить, что отношениям с Россией Б.Обама будет придавать неизмеримо большее значение, чем Дж.Буш. Международная роль России за последние годы изменилась: Россия превратилась в одного из главных поставщиков энергетического сырья (газ и нефть) на мировом рынке; ее золотовалютные резервы стали третьими по величине после Китая и Японии; она начинает импортировать западные технологии в некоторых отраслях (автомобилестроение) и разрабатывает амбициозные планы технологического прорыва в будущее. Эти характеристики российского потенциала, наряду с сохраняющимися ракетно¬ядерными возможностями страны, требуют от США все большего внимания.

Но система отношений между Россией и США, сложившаяся при Дж.Буше-мл., отличается высокой степенью неустойчивости и непредсказуемости. В ней, безусловно, имеются элементы сотрудничества: те же финансовые вопросы, энергетическая безопасность, нераспространение оружия массового поражения, борьба против терроризма, а также то, что осталось после предыдущего периода, контроль над стратегическими вооружениями. Но есть в этой совокупности вопросов и прямо противоположные – те, по которым у обеих стран имеются серьезные разногласия.

Сам по себе факт наличия такого «винегрета» из совпадающих и расходящихся интересов вряд ли должен вызывать недоумение. Это – довольно распространенное явление в международных отношениях. Вопрос в другом: имеются ли надежные механизмы разрешения этих споров, настроены ли обе стороны на их урегулирование и хотят ли его или же, наоборот, факт их расхождений их не пугает и каждая из них видит для себя в этих различиях определенную пользу? Это было свойственно американо-китайским отношениям на каком-то этапе становления партнерства между обеими странами; эти же элементы можно видеть в нарочитой американо-венесуэльской конфронтации.

Российско-американские противоречия достигли своего апогея во время кризиса на Кавказе в августе 2008 года. И в их основе лежали не столько вопросы Грузии или Южной Осетии, сколько нежелание новых властей России продолжить сложившуюся при Дж.Буше – В.Путине парадигму: прекрасные личные отношения между президентами и ухудшающиеся отношения между странами. Было предельно ясно, что ни по одному из имеющихся спорных вопросов стороны не могут найти взаимоприемлемые решения: Косово, ПРО, Украина, Грузия… Мало того, противоречия по этим, казалось бы, частным вопросам все более определяли общий тон и содержание отношений, что и позволило сформироваться достаточно четкой антироссийской платформе, озвученных Дж.Маккейном.

В своих публичных выступлениях Б.Обама не стал возражать против критических оценок России. Как представляется, ему на самом деле не нравятся ни развитие событий внутри России (продолжение укрепления авторитарной модели), ни ее внешняя политика, в которой он видит смесь империализма с беззаконностью. И он считает, что займется этим вопросом безотлагательно. Но при этом никакого желания начинать очередной крестовый поход Б.Обама не выразил. Его подход: Россию надо активнее привлекать к решению общих планетарных вопросов и перестать ее рассматривать как изгоя.

Похоже, что содержание российско-американских отношений в следующем году будет состоять из ряда последовательных шагов. Во-первых, это – «инвентаризация» имеющегося наследия, которое представляет собой смесь благих пожеланий, весьма ограниченного сотрудничества по отдельным вопросам (предотвращение разработки ядерного оружия в Иране и КНДР), все увеличивающееся число нерешенных претензий. Во-вторых, это обязательные попытки прояснить перспективу отношений: насколько в ней сильны возможности сотрудничества и насколько в них можно решить спорные проблемы? В- третьих, как встроить российско-американские отношения в более общий контекст внешней политики Вашингтона и глобальных отношений?

Это, безусловно, зависит как минимум от двух обстоятельств – готовности администрации уделять время и усилия российско-американским отношениям и готовности российской власти ответить на эти усилия в духе сотрудничества и партнерства. Для любой американской администрации, как и для более широких кругов американской политики, отношения с Россией более не обладают автоматическим приоритетом. Многие считают, что в сравнении с Советским Союзом Россия, даже при всей ее ядерной мощи и других признаках великой державы, сместилась на обочину мировой политики и не может предложить ничего полезного, кроме поставок нефти и газа. Да и эти поставки Америку не очень волнуют, у нее есть свои поставщики, а те, кого они затрагивают (Европа), должны позаботиться о себе сами.

Имеется, конечно, и другая точка зрения: Россия все же нужна внешней политике США как элемент глобального равновесия (это близко позиции Б.Обамы), но с ней надо всерьез договариваться о размежевании интересов, приемлемых правилах поведения, возможных и желательных формах сотрудничества. Но это уже программа даже не для следующего года, а, скорее, для всего первого срока президентства при условии, что развитие глобальных процессов (энергетика, климат, финансы) в этот период потребуют сближения с Россией.

Б.Обама – сторонник всеобъемлющей и активной внешней политики, в которой будут доминировать крупные долгосрочные интересы США: дальнейшее укрепление союзов, достижение договоренности с развивающимися странами в политической и экономической областях, решение проблемы «несостоявшихся» государств. Все это не противоречит традиционным американским подходам и вряд ли вызовет за рубежом недоумение. Весь вопрос в том, как и в каком порядке расположит на своей шкале приоритетов новый американский президент эти вопросы и как приступит к их практической



Также читайте