Ядерная программа Ирана

:  Внимание прессы всего мира приковано к ядерной программе Ирана, в адрес которого сыплются обвинения в создании ядерного оружия. Бушерская атомная электростанция официально является главнейшим объектом этой программы. В создании АЭС участвует российская компания «Атомстройэкспорт»; причём Россия и Иран сотрудничают с 1992 года, а в будущем предполагается участие «Атомстройэкспорта» в строительстве второй АЭС в провинции Хузестан. Острейшим спорным вопросом является процесс обогащения урана, в ходе которого можно получить изотоп Уран-235, пригодный для создания ядерных боеприпасов. Российская сторона настаивает на проведении обогащения урана на своей территории под контролем наших специалистов, иранская сторона прилагает все усилия к самостоятельному получению обогащённого урана на своей территории: увеличивается добыча урановой руды, строятся обогатительные центрифуги, проводятся лабораторные исследования.

Иран подвергается жёсткому прессингу со стороны МАГАТЭ, Международного агентства по атомной энергии, инспекторы которого не первый год ведут безуспешные поиски доказательств запретных разработок, но кроме весьма спорных следов остаточной радиации ничего не находят. Совет Безопасности ООН регулярно накладывает на Иран санкции, называемые в самом Иране «бумажными салфетками».

Если отступить от войны компроматов и выйти из области предположений, то никаких доказательств разработки ядерного оружия до сих пор представлено не было. Не было зафиксировано ни одного испытания ядерного оружия на территории Ирана. Речь идёт о сугубо потенциальной опасности расширения Ядерного клуба. Велика ли эта опасность? Да, велика. У иранских учёных достаточно информации и промышленных ресурсов для создания ядерного оружия. Как бы российская сторона ни пыталась ограничить производственный цикл ядерного топлива, велика вероятность, что иранским специалистам удастся осуществлять его на своей территории, пусть даже это займёт много времени и дополнительных инвестиций.

Согласно докладу МАГАТЭ, опубликованному 8 ноября 2011 года, Иран уже сейчас располагает материалом для создания как минимум четырёх ядерных боеприпасов. Также в Иране достаточно урана для использования его в так называемых «грязных бомбах» – боеприпасах, заражающих обширные участки местности радиацией, губительной для всего живого. И его пассажи в сторону своих противников, коими считаются США и Израиль, весьма недвусмысленны: США объявлены врагами чуть ли не всего мусульманского сообщества, а Израиль до сих пор не признаётся как суверенное государство. И если Америка слишком далека для иранских ракет, то Израиль как раз находится в зоне поражения.

Сейчас ситуация оценивается как стабильно тяжёлая: Иран продолжает разработки в отрасли ядерной энергетики, российская сторона принимает в этом активное участие, получая от совместного сотрудничества неплохую прибыль. Соединённые Штаты Америки вынуждены «сидеть на двух стульях»: Иран является одним из крупнейших поставщиков на рынке нефти, занимает позиции в газовой отрасли и, как следствие, может серьёзно влиять на политику ценообразования.

Соответственно, главный источник доходов иранского бюджета, из которого идёт финансирование ядерных разработок, перекрыть можно только себе в убыток. Эмбарго на поставку нефти приведёт к немедленному взлёту цен на мировом рынке. Производители топлива, дабы не потерять прибыль, взвинтят цены на бензин, дизтопливо, иные продукты нефтепереработки, задействованные в различных производственных и хозяйственных отраслях. Соответственно, резко увеличатся транспортные расходы, затраты на электроэнегию, водоснабжение, теплоснабжение. Кто будет за это платить? Конечный потребитель, рядовые граждане, которые будут крайне удивлены и раздосадованы пятикратным или десятикратным увеличением цен в магазинах, на заправках, в счетах за различные услуги.

Для макроэкономики в масштабах крупнейших корпораций и финансовых компаний этот удар будет не столь болезненным. У огромных аккумуляторов денежных средств хватит ресурсов, чтобы удержаться на плаву, а если некоторые из них и «утонут» в потоке финансового кризиса, соседи по цеху, не стесняясь, разорвут их империи на куски, ещё более увеличив свои капиталы. Настоящий ужас начнётся для среднего и малого бизнеса, где игроков гораздо больше и они менее обеспечены. Им придётся выживать в новых тяжёлых условиях конкуренции, многим фирмам и предпринимателям придётся свернуть деятельность.

Как следствие, увеличение безработицы, понижение доходов населения и государственных бюджетов. Если сейчас у многих государств ещё есть средства на поддержание экономики, пусть и за счёт ресурсов богатых союзников, то через год, два прогрессирующего экономического спада в долгах окажутся даже самые крупнейшие и стабильные экономики мира. Возникнет необходимость строжайших и жесточайших мер для выхода из кризиса. Тут уже не до социальных программ, суверенитет государства не потерять бы.

Но это наихудший вариант развития событий. Его постараются избежать любыми путями. Боевые действия на территории Ирана не нужны никому, ни с политической, ни с финансовой точки зрения. Они принесут больше убытка, нежели возможной эфемерной прибыли. Но больше всего война не нужна руководству Ирана. Несмотря на явно агрессивную политику Махмуда Ахмадинежада, экономика Ирана всецело зависит от внешнего потребительского рынка. От мирового кризиса Иран пострадает ничуть не меньше своих союзников и противников.

Пусть даже иранские учёные создадут атомные боеголовки для ракет, способных достать хотя бы до Израиля, пусть даже они попытаются применить их в безумном порыве религиозного фанатизма, у развитых стран хватит сил и средств отследить и уничтожить все объекты иранской ядерной программы. В этом случае даже Россия вынуждена будет пренебречь финансовыми выгодами и содействовать данной военной операции. Ядерное равновесие будет вновь восстановлено, пусть даже ценой жизни некоторого количества мирного населения и временной финансовой нестабильности.

В большой политике методы явной агрессии никогда не приводили к хорошим результатам. В итоге на агрессора ополчатся все, даже союзники, и тогда будет уже не важно, есть у вас ядерное оружие или его нет. Именно поэтому ведутся бесконечные переговоры, совещания, используются различные методы влияния и внушения. Иранские разработки постараются притормозить, снизить темпы военных исследований, но полностью закрыть и прекратить их вряд ли удастся. Военная кампания в Иране помимо экономических трудностей несёт в себе определённую долю риска.

Весьма не просто победить квалифицированную двенадцатимиллионную армию, оснащённую не только стрелковым вооружением, бронетанковой техникой и артиллерией, но располагающую авиацией и ракетным вооружением. Учитывая последовательное увеличение расходов бюджета Ирана на вооружённые силы, военная мощь этой страны в будущем будет только расти. В этом свете все разговоры о возможных военных действиях представляются в большей степени спекуляцией и показательной «игрой мускулов».

В заключение следует заметить, что проблемой ядерных исследований Ирана озабочено руководство многих стран, которые придерживаются примерно одинаковой точки зрения. Россия, США, Китай, государства Евросоюза и их партнёры в ООН согласны сотрудничать в поиске оптимального мирного решения, которое не навредит политической и экономической ситуации в мире, а, наоборот, будет способствовать развитию взаимодействия по вопросам ограничения распространения ядерного оружия.

Со времён Хиросимы и Нагасаки различными путями удавалось избежать боевого применения ядерных боеприпасов в больших и малых масштабах. Остаётся надеяться, что у руководства Ирана хватит здравомыслия не заходить в своих выпадах слишком далеко и согласиться на мирный диалог. Собственно, переговоры идут уже давно и пока идут весьма успешно. Переговоры – это и есть цивилизованное решение споров между государствами. Их можно вести бесконечно долго, даже не приходя к консенсусу. Плохой мир лучше хорошей войны, в особенности, когда речь идёт не о локальном конфликте, а о возможном ядерном апокалипсисе. Для его предотвращения все средства хороши.

comments powered by HyperComments

Также читайте